И.И.Моллесон - первый санитарный врач России

И.И.Моллесон - первый санитарный врач России

Имя Ивана Ивановича Моллесона в среде врачебной общественности России в начале 70-х годов XIXвека было одним из самых популярных. Первый земский врач звучало практически как первый революционер. Студенческая молодежь называла его «лучом света в темном царстве»  и стремилась по его примеру идти в земство, чтобы служить народу. Новое поколение санитарных врачей учились у него методам работы, мужеству и преданности делу.

И.И.Моллесон – сын исправника горного ведомства, родился в Иркутске 22 февраля 1842 года. Окончил Казанскую гимназию и в 1860 году поступил на медицинский факультет Казанского университета. После учебы едет в Бугуруславский уезд Самарской губернии.

В России 60-70 годы XIX века – время реформы местного самоуправления, заложившей основы развития гражданского общества, давшей простор гражданской инициативе и активности. Важное направление - обеспечение медицинской помощью сельских жителей страны, составляющих более 85 процентов Российской империи. Создание земской медицины, деятельность земской врачебной общественности стало уникальным явлением в мировой медицине. Оценивая созданную систему земской медицины, основоположник отечественной научной гигиены и санитарии Ф.Ф.Эрисман назвал ее «сокровищем, которому нет ничего подобного в Западной Европе».

А вот доказывать ценность этого сокровища ежедневно приходилось земским врачам. До них медицинская помощь была представлена в большинстве случаев знахарями,  оказывающими большое влияние на население. На многих территориях значительную часть населения составляли староверы, с их особым отношением к мерам государственного и местного самоуправления, в том числе здравоохранению. И это при крайне неблагополучной санитарно-эпидемиологической ситуации в губерниях: низкий жизненный уровень абсолютного числа жителей не только деревни, но и городов, практическое отсутствие в сельской местности медицинских специалистов, регулярные эпидемии холеры, чумы, тифа, оспы, скарлатины, кори. Высокий уровень заболеваемости сифилисом, туберкулезом, глазными болезнями.

Видная общественница и врач Е.П. Серебренникова так описывает те условия работы: «Земской врач 60-х годов кроме светлой головы и горячего сердца ничем не располагал: не только не было больниц, аптек, помощников, даже пациентов не было, хотя кругом свирепствовала болезнь и косила смерть. Мужик не шел к врачу, и врачу негде и нечем было лечить его… Ум терялся, не зная, за что взяться! Нужно было убеждать общество, что земской врач – не господний, а крестьянский врач и быть готовым вынести все последствия такого либерализма. Надо было работать над организацией земской медицины, выбирая между разъездной и стационарной системой, а пока не устроятся больницы, надо странствовать то в телеге, то верхом по деревням и избам во всякую непогоду и при том часто нежеланным и непрошенным гостем, соперником знахаря и всех его сторонников… А кругом невежество масс, претензии общества, недостаток средств у земства».

В очерке «Земская медицина» ей вторит и Моллесон: «Медик, наконец, прибывает в какую-нибудь деревню и доводит о своем присутствии до сведения старосты или выборного, чтобы те – в свою очередь - оповестили об этом происшествии больных, которые могут ходить и узнали жилище тех, которые лежат… Старосты употребляют на это обстоятельство очень много времени. Однако вот больные уже и «наряжены», но начинаются раздумья: «идти али не идти? Не най будет в пользу, не най нет». Часто при наличии большого числа больных в деревне, к врачу обращались единицы. Зато когда бушевали эпидемии, то бывали случаи, когда к врачу поступали извещения о вспышках кори, тифа, оспы сразу из нескольких деревень. Врач терялся - куда ехать? Да и приехав, он зачастую был беспомощен, потому что основные причины высокой заболеваемости были в самом укладе жизни крестьян, который и за несколько визитов не исправишь. Вот что пишет Иван Иванович в одном из донесений в Бугуславскую земскую управу о причинах эпидемии тифа в одном селе: «Что касается до причин эпидемии, то уже одного беглого взгляда достаточно, чтобы отыскать ее в высшей степени бедственном положении крестьян как в экономическом, так и нравственном отношении… Остается только удивляться, как люди не умирают поголовно. Нечего и говорить, что аптечные снадобья не имеют ни малейшего смысла и значения, потому что лекарства далеко не питательны, а крестьян нужно не лечить, а кормить».

Все предложения Моллесона о рациональной организации земской медицины  управа оставляла без внимания. Видя полную беспомощность своей работы, он бросил службу в земстве и в 1866 году переехал в Спасский уезд Казанской губернии, где работал врачом на механическом заводе пароходства «Кавказ и Меркурий». Здесь он стремился придать своей работе исследовательский характер, изучал условия жизни рабочих и заболеваемость среди них. Но и эта деятельность его не удовлетворяла.

В июне 1871 года по приглашению председателя губернской земской управы Д.Д. Смышляева он переехал в Пермь и поступил на должность ординатора в губернскую больницу.

Смышляев не случайно приглашает Моллесона.

Пермская губерния того времени – это 290 тысяч квадратных верст – третье место в России по площади, более 3 млн населения. Она объединяет почти весь Урал, на котором тяжелое материальное положение, каторжные условия труда на рудниках и медеплавильных заводах, низкая санитарная культура – все приводило к губительным последствиям, к широкому распространению различных неинфекционных и особенно инфекционных заболеваний.

На первой сессии губернского земства в декабре 1870 года Д.Д.Смышляев дал критическую оценку состояния медицинской помощи: в Пермской губернии всего 58 врачей всех ведомств (т.е. на одного врача приходилось 37 тысяч человек), 10 акушерок (одна на 210 тысяч), оспопрививателей – 98 (один на 22 тысячи). В губернии функционировало 98 больниц всех ведомств, но подавляющая часть из них не соответствовала даже минимальным требованиям.

Такое «наследство» и осознание проблем приводит земства к необходимости выработки новой политики, определившей дальнейший путь развития медицины на территории губернии. Важным направлением становится санитарное дело как выражение профилактического вектора медицинской помощи в целом.

В этом же году Моллесон пишет очерк «Земская медицина», в которой обобщает опыт своей земской деятельности. С большим художественным мастерством врач описывает картину крестьянского быта, неизбежно порождавшего массовую заболеваемость среди крестьян: «наука показала, что причина всех недугов наших скрывается в самой жизни, каждое, даже мелочное явление которой может так или иначе влиять на существование человека. Жилище, воздух, одежда, занятия, пища, бедность, пожары, неурожаи, обычаи и предрассудки. Все это…становится злейшим врагом, укладывающим известное число жертв в могилу». Русскую баню того времени он сравнивает с помойкой, в которой можно больше вымазаться в грязи, чем вымыться. И считал, что более трети острых болезней, таких как «воспаление легких, плевры, брюшнины, кишек, ревматизма – начинается после парения в бане». «Исследуйте дальше двор, амбары», погреба мужика, садитесь вместе с ним за стол, ложитесь с ним спать, отправляйтесь шаг за шагом в поле, на работу и т.д., и вы увидите везде одно и то же: болезнь и болезнь. Словом, куда бы ни взглянуть – на устройство ли отдельных жилищ или целых деревень, на качество или количество пищи, на нравы и привычки народа, на взаимные его отношения мужа к жене, старшего к младшему, сильного к слабому, короче – на все то, что в совокупности называется русским бытом, можно увидеть только одно, что все как бы нарочно направлено к тому, чтобы родить болезнь и поддерживать ее».

В «Земской медицине» Иван Иванович изложил проект организации земской медицины на профилактической основе. Говорил, что для оказания качественной медицинской помощи необходимо перейти от разъездной системы к организации стационарной больницы, в которой должны работать хирург, хорошая акушерка и фельдшер. Но даже такая больница не решает задачи оздоровления населения, так как выздоровевший возвращается обратно. И там на него продолжает действовать прежняя причина, вызвавшая болезнь. Поэтому главное зло, с которым врачи должны бороться – это антигигиенические условия жизни людей.  

И.И. Моллесон утверждал, что задача санитарного врача – проводить мероприятия по предупреждению эпидемических заболеваний и борьбе с ними, заниматься предупредительным санитарным надзором. «Ни один первый камень для нового селения не должен быть заложен без согласия санитарного врача». Он также обязан заниматься изучением воздуха, воды, почвы с точки зрения влияния их на состояние здоровья населения, изучать конкретные условия труда и быта населения.

Важное внимание уделялось и публицистической, просветительской работе санитарного врача: «Врачу-гигиенисту необходимо быть некоторым образом неприменно публицистом. при постоянном столкновении с народом он словесно и письменно, брошюрами и листками, постоянно должен проводить идеи общественной гигиены; простонародным, понятным языком излагать анатомическое устройство человека и значение различных органов; вред или пользу тех или других жизненных явлений для здоровья; способы, которыми могут быть устранены причины страдания и т.д. Собрание таких сочинений могла бы служить одной из лучших профилактических книжек в земских школах».

Также Моллесон настаивал на признании статусности профессии, ведь врач без предоставления ему широких прав не сможет выполнять свои функции: «Необходимо, чтобы врач имел право... создавать сход, отдавать известные приказанья в волостные правления и деревенским властям, делать свои распоряжения помимо полиции и управ».

Иван Иванович рассчитывал, что эта программа будет выполняться в течение продолжительного времени и предостерегал от преждевременного ожидания результатов санитарной деятельности. В заключение очерка призывал земства стать на этот рациональный путь организации медицины: «Пора понять», что одно лечение составляет лишь паллиативную меру в деле народного благосостояния и здоровья, что оно не более, чем полумера, филантропия, решительно ничем не разнящаяся от раздачи милостыни нищим. Действуйте на причины болезней, уничтожайте их радикальными средствами, указываемыми наукой».

«Здоровье есть первая и главная основа богатства… Все свое внимание надо устремить на здоровых, чтобы предостеречь их от заболевания…Главное зло, с которым надо бороться, - это антигигиенические условия жизни людей. Для этого в каждой губернии должны быть санитарные врачи».

После того, как очерк быстро распространился среди врачей, Моллесон утвердился в звании главного идеолога санитарного направления в медицине.

1871 год ознаменовался еще и тем, что Д.Д. Смышляев предложил автору очерка от имени управы составить доклад ко второму очередному губернскому собранию по вопросам развития санитарного дела. В докладе Моллесон обратил внимание на особые условия Пермской губернии, которые требовали безотлагательных мер по оздоровлению населения. Особую обеспокоенность врача вызвал уровень смертности, который был в Пермской губернии самым высоким в Европе. В Норвегии в среднем 1 случай смерти приходился на 53 человека, в России 1:28, в Пермской губернии 1:20, в Перми 1:14. И при этом на службе земства было всего 27 врачей!

На основе доклада было принято постановление: «Исходя из той точки зрения, что цель устройства земской медицины – уменьшение массы болезней в народонаселении не может быть достигнута вполне при настоящей системе одного лечения уже заболевших – пригласить особого санитарного врача». Так в 1872 году Пермское губернское земство учредило должность санитарного врача. Её занял Иван Иванович Моллесон, которого по праву считают первым санитарным врачом в России. Он был обязан изучать состояние здоровья населения и причины, которые порождали высокую смертность, организовывать борьбу с эпидемиями, разрабатывать мероприятия по развитию земской медицины. Также земское собрание постановило учредить при губернских управах санитарные комиссии, в которые приглашались все врачи г. Перми.

И.И. Моллесон развернул активную деятельность по организации работы земских медицинских учреждений созданию врачебных советов, санитарной комиссии, которая должна была заниматься изучением санитарного состояния губернии. Он был инициатором проведения съездов  земских врачей, редактором нескольких медицинских изданий. Причем, желая подчеркнуть свое полное бескорыстие при занятии должности санврача, он отказался от предложенного жалования в 3 тысячи рублей в год, попросив 2 тысячи.

Идея Пермского губернского земства – проведение в жизнь профилактических мероприятий – привлекла внимание широкой общественности, доклад Моллесона был сообщен Н.И.Пирогову, который в ответном письме в апреле 1872 года приветствовал начинания: «Признавая сообщенные мне земством сведения о санитарной части Пермской губернии вполне рациональными и заслуживающими всеобщего внимания, я, со своей стороны предлагаю земствам сосредоточить деятельность преимущественно на трех главных предметах: оспопрививании, искоренении сифилиса и учреждении предлагаемой санитарной комиссии».

Эти советы были учтены. Земские врачи пытались наладить специфическую профилактику в городах и уездах, создавая специализированные оспопрививательные пункты, привлекая к проведению прививок фельдшеров и студентов.

На I съезде земских врачей, который по инициативе Моллесона состоялся в августе 1872 года, профилактике оспы было уделено много внимания. Зная настороженное отношение к прививкам, Иван Иванович предлагал на должность оспопрививателей принимать женщин: обученная женщина «с особым тактом начнет доказывать ложность существующих взглядов и она сумеет поколебать женщину».

Съезд был призван объединить всех земских врачей и наметить единую программу действий. Собралось 14 врачей из 30, но яркая речь Моллесона, который говорил, что «цель жизни… состоит в достижении счастья», краеугольным камнем которого является здоровье, вдохновила всех. Участники разъехались, полные решимости.

Этот съезд Пермского земства был первым, труды которого были изданы. До этого съезды врачей проходили в Твери и Нижнем Новгороде, но материалы не публиковались. К сожалению, ему не удалось стать ежегодным. В 1873 году IIcъезд планировался, но не состоялся из-за конфликта с городской управой. С одной стороны управа ожидала быстрых практических результатов и была разочарована работой санитарной комиссии. А с другой – команда Моллесона с каждым исследованием раскрывала новые факты ужасающего санитарного состояния губернии: вымирание населения от нищеты, голода, болезней,  отсутствие квалифицированной медицинской помощи, массовое распространение сифилиса. Предложенные комиссией меры по оздоровлению требовали существенных финансовых затрат, что не соответствовало интересам земства.

Моллесон вместе с группой земских врачей вынужден был уйти.

Он проработал в должности губернского санитарного врача Пермской губернии только один год. Но сделал много: организовал постоянную санитарно-врачебную комиссию, подготовил программу и направления I съезда врачей Пермской губернии, написал 8 работ, среди которых «Записка об организации оспиного дела в Пермской губернии», «Записка о том, какие фельдшера нужны земству», «Болезненность Перми в 1872 году», «Записка о распространении сифилиса в Перми», «О борьбе с холерой».

Оставив службу в Пермском губернском земстве, Моллесон переехал в Шадринский уезд, где с ещё большей настойчивостью продолжал развивать начатое дело в должности санитарного врача.

Дальнейшим развитием земской медицины стало формирование санитарно-эпидемиологических служб в уездных земствах, создание врачебно-санитарных советов. В России первые из них были созданы в 1873 году в Шадринском, а затем Красноуфимском уездах пермской губернии. К 1910 году они функционировали во всех уездах Пермской губернии. Эти советы получили часть компетенций уездных управ: составляли сметы на год, принимали-увольняли сотрудников, решали текущие медицинские и санитарные проблемы.

В 1874 г. в г. Перми была учреждена санитарная комиссия. В том году эпизоотия чумы рогатого скота уничтожила почти весь скот жителей Перми. Для борьбы с эпизоотией был выбран санитарный комитет, а затем постоянная санитарная комиссия «для разработки вопросов, касающихся гигиены города».Начинания Пермского губернского земства – проведение профилактических мероприятий – привлекло внимание широкой общественности.

В ряде земств начали формироваться санитарные бюро, задачами которых были организация санитарных и противоэпидемических мероприятий в земстве, изучение санитарного состояния губерний.

Для того чтобы улучшить санитарное состояние города, городская управа издавала многочисленные постановления для жителей. В 1875 г. было издано постановление «О местах свалок», в 1877 г. – «О мерах по предупреждению чумы рогатого скота», в 1878 г. – «О мероприятиях для предохранения от тифа» и т.д.

В 1886 г. в Перми была организована первая в России санитарная станция, руководителем которой становится Р.М. Рума. Цель - про­ведениесанитарных исследований по водоснабжению городов, заводских поселков, отдельных местностей, находящихся в зоне санитарного риска, оценке гигиенических и санитарных условий различных местных производств (пимокатного, текстильного и др.), школьных учреждений, больниц. Она стала предтечей бактериологической станции губернского зем­ства, созданной в 1897г. и преобразованной в 1912 г. в Бактериологический институт. Деятельность этой орга­низации распространялась на весь Урал, Поволжье и Западную Сибирь. Среди достижений института - научные исследования и практическая помощь в лечении скарлатины, кровавого поноса, оспы, брюшного тифа, холеры и др. Начато изучение вопросов эпидемиологии для ветеринарии, организовано изготовление препаратов в виде прививок от сибирской язвы, культур крысиного и мышиного тифов. В больничных учреждениях создавались патолого-анатомические отделения для посмертной проверки диагноза.

В 1890 г. в Перми создается губернское санитарное бюро (первоначально называвшееся медико-статистическим), ставшее центром методической, научной и практической санитарии в регионе. С 1908 г. бюро издавало специальный сборник «Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии», содержащий сведения о различных сторонах работы санитарных врачей, ценные и для сегодняшнего дня. Тогда же по инициативе IX Съезда врачей Пермской губернии вводятся должности санитарных врачей в уездах, которые собрались в 1909 г. на свой первый губернский съезд. В 1910 г. учреждается губернский са­нитарный совет. Расходы земских организаций на врачебную помощь и сани­тарные мероприятия возрастали постоянно. От 120 тысяч рублей - в год образо­вания Пермского земства (смета на 1871 г.), до 850 тысяч в 1894 г. На 1915 г. было запланировано израсходовать на все медицинские мероприятия 3850 тысяч рублей, что составляло около трети всех расходов земства Пермской губернии. Необходимо отметить, что Пермское земство уже с 80-х гг. XIX в. по этому показателю занимало одно из первых мест среди земских организаций в Российской империи.

В 1898 г. организована первая бактериологическая лаборатория, которая в 1912 г. реорганизованав научно-исследовательский институт (ныне НПО "Биомед").

Продолжаются съезды врачей Пермской губернии. Всего их было проведено 13, и каждый способствовал совершенствованию всей медицинской помощи, объединял усилия всех врачей: земских, городских, заводских, частнопрактикующих. Здесь вырабатывался единый курс развития земской медицины для губернии в целом и отдельных ее уездов, обсуждались приоритетные вопросы организации медико-санитарной помощи сельскому населению и конкретные мероприятия по борьбе с массовым распространением в народной среде инфекционных заболеваний. Так, в 1895 году VI губернский съезд земских врачей отметил, что смертность детей до года в регионе составила в среднем более 40 процентов, а в отдельных уездах достигла 50 процентов, и рекомендовал губернскому земству сформировать на летнее время детские ясли-приюты, где помимо содержания грудных детей велась бы пропаганда правильного вскармливания и ухода за ними. На следующий год были выделены средства на открытие трех приютов-яслей, которые стали первыми в России. Опыт оказался успешным и в 1897 году губернское земство открыло уже одиннадцать сезонных яслей, которые курировали земские врачи.

В 1908 г. в Пермской губернии учреждены должности уездных санитарных врачей.

В это время растет и общая численность медицинского персонала. В 1870 году в губернии было всего 70 врачей, из них 63 на госслужбе и 7 вольнопрактикующих. В 1887 году – 144 врача, из них 66 земских, 25 заводских, 20 правительственных, 15 вольнопрактикующих, 8 думских, 6 железнодорожных, 4 военных. А в 1913 году врачей было 335 (в том числе 130 – земских, 44 заводских). Но и такое количество было явно недостаточным. При тогдашнем количестве населения в 4 млн.человек на 10 тысяч населения приходилось менее 1 врача.

Санитарно-эпидемиологическая ситуация на Урале продолжала оставаться очень сложной. С 1870 по 1917 гг. зарегистрировано 22 тыс. случаев холеры, из них свыше 5 тыс. с  летальным исходом, отмечались вспышки натуральной оспы. Чрезвычайно широко был распространен сифилис, уровень заболеваемости составлял от 26,8 до 36,5 на 10 тыс. населения, в среднем ежегодно регистрировалось до 20 тыс. случаев этого заболевания и до 30 тыс. случаев малярии. Плюс к этому Урал нередко называли краем слепых, трахома была основной причиной потери зрения. В 1914 году Пермская губерния продолжала находиться на первом месте в России по смертности населения, несмотря на высокий уровень рождаемости (в этот год умерло 149 тысяч человек, родилось 202 тысячи). Детская смертность по-прежнему достигает до 50 процентов умерших в течение первого года жизни, продолжаются массовые эпидемии, усугубляемые регулярным голоданием населения из-за неурожаев.

Новым импульсом для развития медицинской науки в Уральском регионе становится открытие 1 октября 1916 года Пермского отделения Петроградского университета, где медицинское отделение входило в состав физико-математического факультета.

Период с 1917 года до конца 20-х годов чрезвычайно сложен для всей страны: нехватка врачебного персонала, разрушенная система лечебной и санитарной работы, практическое отсутствие медикаментов – все это становится обыденностью.

В этих условиях нужна была решительность и организационные меры по сохранению накопленного опыта и достигнутого уровня предшествующего периода земской медицины.

5 июля 1918 г. в г. Москве состоялся 1-й Всероссийский съезд представителей медико-санитарных отделов местных Советов. На съезде определены задачи органов здравоохранения в деле борьбы с эпидемиями.

С образованием Народного комиссариата здравоохранения РСФСР в июле 1918 года в его составе была создана санитарно-эпидемиологическая секция. В 1920 г. при Пермском губернском отделе здравоохранения организуется санитарное отделение, основной задачей которого стало осуществление санитарно-эпидемиологических мероприятий на территории Пермской губернии.

Декретом СНК РСФСР от 15 сентября 1922 года «О санитарных органах Республики» было положено начало созданию специализированных санитарно-профилактических учреждений, заложены прочные основы для развития медицины. При этом профилактика в широком смысле этого слова стала фундаментом развития советского здравоохранения.